воскресенье, 31 июля 2016 г.

ТАТЬЯНА ШЕРЕМЕТЕВА. МОЯ ИСТОРИЯ. ТАК БЫВАЕТ.



ТАТЬЯНА  ШЕРЕМЕТЕВА


О себе:
Из Москвы. Из семьи военного летчика. Окончила филологический факультет МГУ.
После окончания Университета три года проработала в Индии, после этого – в В/О «Международная книга» (Москва), позже была командирована в Швейцарию.
По возвращении из командировки прошла отборочный конкурс и пятнадцать лет занимала руководящие посты в международном корпоративном бизнесе.
Последние годы вместе с мужем, сотрудником ООН, живу в Нью-Йорке.
Член Американского ПЕН-центра
Член Национального союза писателей США
Член Международной гильдии писателей
Член Совета директоров "Пушкинского общества Америки"
Пушкинское общество Америки в гостях у Национального Союза писателей США

Автор более трехсот публикаций в бумажных и электронных изданиях России, Германии, США, Канады, Украины и Беларуси.
Ведущая авторской колонки “Путешествия дилетантки” журнала "Elegant New Yorк”
Ведущая авторского блога “Проверено на себе” медиа-портала “RuMixer.com” (Чикаго)
Ведущая авторского блога в журнале “Чайка” (Бостон)
Приглашенная со-ведущая  проекта радио Чикаго «Народная волна» "Встречи с интересными людьми".


Встреча с художником Сергеем Голлербахом, Национальный Союз писателей США, Нью-Йорк, декабрь 2015 г.


Автор книг 
«Посвящается дурам. Семнадцать рассказов» 
(Победитель Германского международного конкурса  «Лучшая книга года» 2016)
и «Грамерси-парк и другие истории» 
(Диплом Германского международного конкурса «Лучшая книга года» 2015) 


Лауреат и член жюри различных международных литературных конкурсов
Официальный сайт Татьяны Шереметевой

Внушительная биография, Татьяна! Не хватает только звания Нобелевского лауреата, и признаться, я не удивлюсь, если однажды услышу об этом.
- Что для Вас - успех? Какой Вы видели себя в 20 лет? Всё ли сбылось?


Когда-то успех был для меня главным смыслом жизни. Было много дурацких амбиций, которые, кстати, иногда шли на пользу дела. Во всяком случае, хорошо учиться они мне помогали. С возрастом отношение к успеху изменилось, и я этому очень рада.
Мы не можем все время выигрывать, мы не можем  получать только «пятерки». Наверное, мудрость жизни состоит в том, чтобы учиться не только выигрывать, но и держать удар, когда проигрываешь.  
Я относилась к числу «романтических дев», кормилась классической литературой, поэтому мои представления о жизни в ту пору  не выдерживают никакой критики, и то, что я себе в те годы намечтала, сбыться не могло.
Это если говорить о форме и деталях. А по-существу, как это ни смешно, действительно многое сбылось. В противном случае не давала бы я Вам сейчас это интервью.

После встречи с читателями. Манхэттен, Нью-Йорк,  2016


- Вы помните свою первую публикацию? Что это было и о чём?
Прекрасно помню, это событие описано в моем рассказе «Сбитие мечт. Хроника пикирующего детства». Я написала большую статью о нашем учителе-химике. Он был искренним и неравнодушным человеком, прекрасно знал свой предмет, и в школе его очень любили. Написала и отнесла материал в тогда мало кому известную газету «Московский комсомолец». В те годы никакой охраны при входе в организации и в помине не было. Заходи и топай, куда тебе нужно. Открыла дверь в какую-то комнату, там  меня встретил смешной лохматый парень с большими глазами. Посмотрел статью, сказал, что я умница, что статья моя будет опубликована через неделю и что зовут его Юра Щекочихин.

- Кто ваши родители? Они поддерживали Вас в выборе профессии?
Мой отец был военным летчиком, воевал и на всю жизнь сохранил дружбу с своими фронтовыми товарищами. Мама работала урывками, когда позволяли семейные обстоятельства, на рядовых должностях в разных московских организациях со сложными дурацкими названиями. Она была смешливым, наблюдательным человеком, и ее рассказы о сослуживцах и буднях советских бюрократических организаций можно было бы издать отдельной книгой.   

Мы были бы обычной  советской семьей, если бы не родители отца – мои дедушка и бабушка. Как они уцелели во времена  революций и войн, сложно сказать, хотя прошли через все возможные испытания.
Мой дед был офицер царской армии, воевал в первую мировую, заслужил два Георгия. На фотографиях тех лет можно видеть, что он был именно таким, как мы представляем себе цвет российского офицерства: тонкое породистое лицо, прямой взгляд, короткие усы, эполеты и аксельбанты. Высокий, стройный, красивый.
Бабушка была классической  гимназисткой – с косой, бантом и «заветной тетрадью» со стихами, которая хранится теперь у меня. Начинала она свою взрослую жизнь сестрой милосердия, потом до самой пенсии работала в детской больнице.
Мы жили на Чистых прудах, и бабушка нашу квартиру называла «Уголок старой Москвы». Это действительно было так. Книжные шкафы, старые настольные лампы под мягким абажуром, вязаная шаль на подлокотнике кресла, уют, который  бабушка создавала своими руками. Она великолепно вышивала, и ее салфетки, дорожки, диванные подушки были украшением нашей квартиры.
И дед, и бабушка  всегда  много читали, знали и любили поэзию, были по-старомодному воспитанными и деликатными людьми, оба прекрасно владели пером. Дед оставил замечательные воспоминания о нашей семье, а бабушка в те годы, когда мы были в разлуке, писала мне удивительные письма, которые я перечитываю до сих пор.
Что касается выбора профессии, то вопрос об этом вообще не стоял. Я начала писать тогда же, когда и научилась читать. Сначала дописывала продолжение к прочитанным книгам, потом придумывала свои истории, в старших классах окончила школу журналистов для одаренных детей при журфаке МГУ. Единственное, я до конца не могла определиться будет ли это  журналистика или филологический факультет. В итоге выбрала филфак.

Встреча с читателями в Национальном Союзе писателей США. Нью-Йорк,  2015 г.



- Их отношения были для Вас примером?
Да, конечно! У нас была дружная, любящая семья. Бабушка  обожала деда и сохранила романтическое отношение к их союзу на всю жизнь. Родители тоже  были очень привязаны друг к другу и прожили в браке более пятидесяти лет. Конечно, случались у них и ссоры, и ревность, но помогали любовь и чувство юмора.  Однажды, когда папу положили в больницу, мама так переживала, что ей тоже стало плохо, и на следующий день она оказалась там же. Лечащие врачи в шутку называли их Ромео и Джульетта.

 - Вам часто везло в жизни?
Не часто, но бывало. Причем, как я сейчас понимаю, начинает везти тогда, когда чего-то очень сильно хочешь и очень стараешься этого добиться. Вот тогда обстоятельства начинают работать на тебя. Это явление  еще мало изучено наукой, но то, что оно существует, могу подтвердить под присягой.

Встреча с читателями в Клубе русской книги ООН, Нью-Йорк, май 2013 г.

- Есть такая теория, если делаешь своё дело, по-настоящему своё, любимое, то Вселенная открывает именно те двери, которые тебе нужны, встречаются именно те люди, которые тебе помогут. Это так?
Именно так! Удивительные совпадения, когда ты оказываешься в нужном месте в нужное время и только потом понимаешь, что это направило твою жизнь совершенно в другое русло, что в тот момент произошел перелом  в твоей судьбе. Как будто кто-то тебе говорит: «Ну ладно, помучилась и хватит. Вот тебе шанс, посмотрим, как ты им  распорядишься».  

Встреча с читателями. Книжный бутик "Saint Petersburg", Нью-Йорк, 2015 г.

Американский ПЕН-центр, Нью-Йорк, 2015г.



- Что для Вас значит женское счастье?
Это когда есть кого любить и есть возможность эту любовь выразить.  
Когда тебе открыт  доступ в заповедный, закрытый для посторонних мир, где у тебя с твоим любимым человеком  такая близость, такое понимание, такая свобода и защищенность, что все внешние проблемы и неприятности меркнут и кажутся ерундой.
Ну и конечно, дети, которым мы должны быть благодарны уже  за то, что они пришли в нашу жизнь.

Ни работа, ни карьера, ни личный успех не могут сравниться по значимости с семьей. И ничего лучше этого, наверное, и не существует.
Знаете, в каждой счастливой семье есть свои особенные словечки, шуточки, которые понятны только посвященным, свой закодированный язык.
Я помню, нам с мамой достаточно было просто переглянуться, и мы обе уже все понимали и начинали хохотать, как сумасшедшие. К счастью, то же самое есть и у нас с мужем. Мы тоже много смеемся и перебрасываемся разными, на посторонний взгляд, странными  знаками или словечками, которые для нас имеют свою историю и  часто забавный смысл. Думаю, что это знакомо многим парам. Здесь даже не нужно особенно ничего объяснять.

- В 30 лет Вы так же думали?
В тридцать лет я была разведена, ходила по развалинам  своей прежней жизни и думала о том, как выбираться из-под обломков и по-новой завоевывать оставленные  рубежи.
Плохо было на всех направлениях: морально, материально, самооценка, здоровье, карьера, перспективы – все было ужасно и безнадежно.
Как выбираться из этой личной катастрофы я тогда еще не знала. Но в той ситуации был у меня маленький  спасательный круг –  семья, в которой я выросла, и моя ненаглядная детка – мой сын.

Как раз в то время  в один из вечеров я взяла лист бумаги и записала туда все задачи, которые должна была решить. Дала себе для этого три года. Цель была – вывезти ребенка за границу в хорошую страну и вырастить его там – безусловный бред, о котором я никому не осмеливалась рассказывать. Я работала в престижной внешнеторговой организации, но без связей и без членства в партии никаких шансов у меня  не было, поэтому решила зарабатывать очки всеми возможными другими способами. Дополнительное, уже профильное образование, языки, общественная работа, пионерский лагерь, куда я ездила вожатой и что очень ценилось,  и прочие достижения, которые помогли бы мне сформировать  бесспорный набор объективных преимуществ.
Это был ад, я вставала в половине пятого, когда сын еще спал, и  приходила домой за полночь, когда он уже спал.  Училась до работы и после. Ребенок мне писал письма, рисовал в них бесконечные сердца и оставлял их на моей кровати. Мое счастье, что мы в то время уже жили вместе с моими родителями, они взяли львиную долю домашних забот на себя.
Свой 33-й день рождения я справляла в Женеве.     

Да, - меня часто спрашивают, почему я хочу услышать личные истории героинь. Какое отношение они имеют к историям успеха?
Так вот, я убеждена, что женский успех в карьере и бизнесе не бывает без поддержки семьи – отец, муж, мать или дети. В этом есть что-то общее во всех историях успеха.
 Кто-то сразу, ещё в школе или институте встретил своего человека и прожил с ним счастливо много лет, создавая вместе бизнес, строя дом, рожая детей. А кто-то шёл к этому долгие годы, и потом, найдя Его, круто менял жизнь. Женщина  счастлива, когда любима, и в этом состоянии готова творить чудеса!

И мне кажется, что Ваши героини, Татьяна, тоже на пути к такому настоящему женскому счастью. И только человек, который побывал и в том и в другом качестве, кто сам испытал «жуткий холодок свободы», а потом ценил то, что Вселенная ему подарила, может так точно описывать характеры!
 Я с наслаждением читаю, не сразу все, растягивая удовольствие и давая себе время «прожить и переварить» трогательные и настоящие истории из жизни, такие ироничные, остроумные, по-доброму честные, смешные, иногда грустные и лёгкие из Вашего сборника рассказов «Посвящается дурам. Семнадцать рассказов». Всегда с неожиданным финалом. Я смеюсь до слёз, читая Ваши рассказы! Это точно всё о нас!  Какие же мы бабы все одинаковые! Какие же мы дуры!)))
Ловлю себя на мысли – как жаль, что эти книги невозможно пойти и купить в московском книжном магазине. Не могу привыкнуть к книгам в электронном виде. Такие потрясающие рассказы хочется перечитывать, выписывать цитаты, держать их в руках, видеть на полке в своей библиотеке. Ваши рассказы просто великолепны! Это как взгляд на себя со стороны…

- Ваши героини такие настоящие. Они легко вам даются? О чем будет новый роман? Мы так же будем смеяться и плакать, читая его?
Когда-то я решила написать о каждой из интересных мне женщин свою историю. Кто-то был мне подругой, кто-то просто знакомой. Хотя, конечно, многие сюжетные линии, детали, обстоятельства жизни я придумывала сама.
Какие-то героини, как, например в рассказах «Любимая фаворитка короля» или «Городские цветы» придуманы мной целиком, их  прототипов не существует.   Но писать о них все равно было легко. Я их хорошо представляла, понимала, как они должны выглядеть, как должны вести себя, как говорить.
Может быть, вы уже заметили, что у меня нет историй о любви. Я пишу о жизни, а любовь существует в моих рассказах как часть большой темы межличностных отношений.

Новый роман тоже о жизни. О том, как она непредсказуема и часто жестока. И как люди, считающие себя сильными и успешными, ведут себя  в критических  ситуациях.

«Смеяться и плакать», – в Вашем вопросе Вы замечательно обозначили две крайние реперные точки, между которыми мне хотелось бы поселить все, что я написала.
Я не назвала еще одно важное слово: «думать». По той причине, что оно здесь уже присутствует, уже зашито, уже подразумевается: «Смеяться, плакать, думать», –  именно так и бывает. Кто умеет смеяться и плакать, тот, как правило, не лишен способности и серьезно задумываться о жизни.


- Многое из написанного было когда-то прожито самой?  Это так? Зарисовки из жизни в Швейцарии, советский быт и спецпайки, перестроечные талоны на продукты..

Конечно, это прежде всего свой собственный опыт. Советский быт я помню  очень хорошо. Никаких «нужных»  знакомств или блата  в нашей семье не было, но, по счастью, никто из нас от этого и не страдал. Как-то обходились тем, что есть.
Мои наряды мне шила бабушка. Даже уже в Университете я носила платье, сшитое ей. Оно было темно-синим с белым кружевным  воротником и такими же манжетами. И я себе в нем чрезвычайно нравилась.
 А о спецпайках я знаю, благодаря моему знакомству с дочкой небольшого начальника в Совмине советских еще времен.
Мне трудно было с ней дружить, слишком большая имущественная и социальная дистанция нас разделяла. Но многое из того, что я видела и слышала за годы нашего общения, мне пригодилось потом для сочинительства.
В частности, золотом по мрамору осталась выбитой в памяти  фраза моей подруги, когда она, разворачивая на своей красивой кухне аккуратный  сверток из пергаментной   бумаги, сказала мне: «А эта колбаса – Кремлевская, вкусная – невероятно! Хочешь понюхать?»
Все это я описала в рассказе «Давай с тобой дружить».

Талоны помню очень хорошо. Мы с сыном как раз вернулись из Женевы, и первое, что сделала моя мама, это торжественно  вручила нам талоны на сахар и табак. Когда я спросила, зачем мне талон на табак, выяснилось, что его можно поменять еще на что-то, например, на гречневый продел. Сейчас вспоминать  забавно, но тогда это было тяжело.

- Вы вернулись из командировки из Швейцарии как раз в разгар перестройки. В каком году? Как Вы приспосабливались к той жизни? Как вы стали заниматься бизнесом? Много тогда писали? Публиковали?

Вернулись  мы в Москву летом 90-го года. На деньги, заработанные в командировке, мне удалось купить кооперативную квартиру. Так что у нас сразу же началась новая жизнь в новой квартире на самом краю Москвы в кошмарной дыре.
Все, что мы  увидели после пятилетнего перерыва (мы не приезжали в отпуск из экономии), казалось дурным сном. Приспосабливались мы очень тяжело, настроение было ужасное, я все время болела.  Чаще всего  я слышала  вопрос, который мне задавали даже врачи в поликлинике: «Зачем вы вернулись?» 

Тогда в России появились первые рекрутинговые агентства, набиравшие  по конкурсу  сотрудников для международных компаний. Через два года, уже после  замужества, я решила попробовать. Конкурс прошла легко, уволилась с госслужбы и поступила на работу  в крупную английскую фирму.
Так началась моя корпоративная карьера. Очень скоро я стала директором по маркетингу и дальше уже работала  на этой позиции. О творчестве тогда почти не думала, хотя между делом написала несколько вещей. В центре моих профессиональных интересов была моя работа и деловая карьера. Но как оказалось позже, все это время весь полезный жизненный материал аккумулировался у меня в памяти и тихо ждал своего часа.

- У Вас был большой перерыв между браками. Как можно было познакомиться с порядочным мужчиной тогда? Это сейчас есть сайты знакомств, а тогда была только работа. Вам знакомо чувство одиночества?

Мне кажется, что такое одиночество, знает каждая из нас. И я тоже хорошо помню, как это бывает, когда чувствуешь себя никому не нужной, когда вокруг тебя благополучные, устроенные женщины, которые часто смотрят на тебя свысока, когда годы уходят и вообще все плохо.

Те десять лет, что я находилась в разводе, были для меня трудными, но и полезными как школа жизни, когда ты сама ставишь перед собой труднодостижимые цели и сама их добиваешься.
Когда нужно  принимать ответственные решения, когда отвечаешь за все, как это было в Женеве, когда рядом не было никого из близких людей и главным моим другом был мой сын.

А как можно было в те годы познакомиться, честное слово, не знаю. Это и в нынешние времена очень тяжелый вопрос. Социальные институты, которые бы помогали в решении этой важнейшей проблемы отсутствуют, что делать тем, кто припозднился, совершенно непонятно. 
Как я понимаю, и тогда и сейчас для знакомства остаются  только два пути: или в студенческие годы в институте, или же на работе, что значительно труднее.


- Как справлялись с разочарованиями в людях, ведь они неизбежны? Есть свой рецепт или формула душевного равновесия в такие моменты? Как удержаться от отчаяния, сохранить уважение к мужчинам,  и не вступить в ряды мужененавистниц, от которых только и слышишь – все мужики ко… и одинаковые.»? Как не начать сдавать позиции, снижая планку – «лишь бы был… их так мало…»? Как продолжать верить, что Он, твой, где-то рядом? А если тебе уже 40+?

Ненавидеть мужчин как класс мне никогда не хотелось, хотя были и разочарования, и слезы, и километры истрепанных нервов, и все, что в таких случаях бывает.
По поводу компромисса – сложный вопрос. У меня есть старинная приятельница, вышла замуж только потому, что уже некуда было отступать и кандидат был, что называется, «перспективный». Поначалу чуть не плакала, а потом оказалось, что ей с ним хорошо. Он сделал успешную карьеру, родили и воспитали они прекрасных детей и  прожили в браке больше тридцати лет.
Не буду брать на себя смелость давать советы ждать ли своего «принца» или смотреть, кто есть рядом. Каждая женщина должна решать сама.  Говорят, что браки, заключенные по рациональным соображениям, не самые худшие.
Но в любом случае даже в  ситуации, когда в личной жизни полный штиль или только отгремел шторм,  необходимо сохранять уважение к себе и не заискивать ни перед мужчинами, ни перед жизнью. Это случается по той причине, что самооценка у большинства из нас гораздо ниже той, что мы на самом деле заслуживаем.

- Я знаю, что это ваш второй брак. Сколько лет вы уже вместе? Как вы познакомились? Сколько тогда Вам было лет?
Второй раз я вышла замуж, когда мне было уже за тридцать.  Этой осенью мы будем отмечать серебряную свадьбу. Встретились мы в Женеве, но это было просто мимолетное служебное знакомство, не более того. Я работала мелкой сошкой в советском Постпредстве при ООН, имела сына-старшеклассника и совершенно неопределенное будущее.  
Помню забавную сценку: я и двое молодых дипломатов, которые приехали на переговоры по разоружению, сидим на травке у бассейна и обсуждаем какую-то перестроечную статью в «Moscow News». Я смотрю на них, стильных, симпатичных и остроумных, глазами старой черепахи,  слушаю их шуточки и думаю: «А ведь кто-то за ними замужем, какие же эти бабы счастливые!»
И только через четыре года, когда я вернулась в Москву, это знакомство совершенно случайно продолжилось. Мы просто столкнулись у лифта в первый же день, когда я пришла по делам в высотку на Смоленской. За минуту до этого я почему-то вспомнила об этом малознакомом мне человеке.
К счастью, мне не пришлось уводить чужого мужа из семьи. На тот момент мой женевский знакомый был уже прочно разведен, и я позволила себе принять знаки внимания этого ироничного пижона. Ну а коли коготок увяз, то и вся птичка скоро пропала.

- Что не получилось в первом браке? Как вы сейчас думаете, можно ли было что-то исправить?
Поначалу все было просто замечательно: однажды серьезный молодой человек подошел ко мне на выходе из здания МГУ и попросил разрешения познакомиться.  Он был старше меня на семь лет, работал в   красивой организации и имел прекрасное образование. Первое время от стеснения я даже называла его на «вы».
 Не успела я окончить Университет, как мы уехали в командировку в Индию. Мне там тоже сразу же нашлась работа: я стала преподавать русский язык для индусов. Это была действительно «страна чудес» –  с тяжелейшим климатом, в том числе и  внутри советской колонии, с дикими нравами и очень большими возможностями, о которых на родине в то время  и мечтать было нельзя. Выдержать такое «испытание на прочность» моему первому мужу не удалось. Вернулся он оттуда алкоголиком. Так и прожил всю свою жизнь не приходя в сознание.
Это грустная история, я стараюсь лишний раз ее не вспоминать. Пьяный мужчина в доме – страшная вещь, особенно когда рядом маленький ребенок. У меня есть рассказ, он, по-моему, получил все возможные призы на литературных конкурсах. Называется «Никогда. Рассказ второклассника». Если кому-то интересно продолжение этой темы, его легко можно найти в интернете.
Несколько лет после возвращения из командировки ушло на попытки вернуть мужа к нормальной жизни. Когда ситуация с алкоголем и всеми сопутствующими ему «радостями» достигла критического уровня,  я развелась. Уехали мы с сыном к моим родителям. Я перевела ребенка из французской спецшколы в обычную районную, связала себе свитер, сшила две юбки, купила по большому везению полушубок из кролика и начала новую жизнь. Кто помнит меня в то время и читает сейчас эти строки, тот не даст соврать. Забирать какие-то вещи, украшения,  делить «нажитое» не хотелось. Да это было к тому же просто опасно. Помню, отец тогда сказал: «Плюнь на все это барахло. Начни с чистого листа».

- Вы уже 25 лет вместе.  У Вас есть своя «формула семейного счастья»?
Да, конечно есть. Чтобы  уцелеть самой в семейных штормах и сохранить свою семейную лодку, лучше иметь свой собственный набор «спасательных плавсредств».
Самое, на мой взгляд, важное: иметь свой собственный мир. Не быть бесплатным приложением  к мужу. Я говорю не о карьере и не о деньгах. Я говорю о внутреннем мире и своем собственном круге интересов, о своем личностном развитии. В трудные моменты это позволит не потерять себя, не потерять почву под ногами.
И я бы посоветовала не размениваться на споры. Я давно убедилась, что в споре не рождается истина. В споре рождается лишь раздражение. И каждый при этом остается при своем мнении. Поэтому не нужно спорить с мужем. Если нужно, сделайте по-своему, но потом, применив женскую смекалку.
У меня есть рассказик называется «On znaet». Там в шутливой форме приводятся несколько правил в ситуации, когда отношения оставляют желать лучшего:
Может быть,  что-то из них пригодится нашим читательницам:
« – Хочешь добиться своего – не требуй и не запрещай. Скажи, что тебе все равно. А еще лучше – разреши.
– Не догоняй. Развернись и спокойно иди в противоположную сторону. Сделай так, чтобы  бежали за тобой.
– Не удерживай. Пусть тебя боятся потерять.
– Не выясняй. Слышишь, что тебе врут, сделай вид, что поверила. Не хотят говорить, - значит, правды все равно не добьешься. А добьешься силой, так сто раз пожалеешь». 

- Вам часто приходилось переезжать, даже в другую страну на длительное время. В Советские годы Вы 5 лет работали в Швейцарии и немало сил потратили на то, чтобы добиться этой командировки, да ещё и с сыном вместе.
Сейчас уже много лет Вы живете в Нью-Йорке. Что это было – вынужденные перемены или желание улучшить в материальном плане жизнь свою и своих близких? Попытка убежать от проблем? Необходимость быть рядом с мужем, пока он в командировке? Или это всё же жизненный уже выбор – остаться здесь?
- Никогда не возникает желание вернуться в Москву?
В Нью-Йорк я приехала как мужняя жена, поскольку мужу предложили здесь постоянную работу в ООН. До этого муж, а часто с ним и я, много лет ездили  сюда в короткие командировки, поэтому круг друзей и знакомых на тот момент у нас давно уже сформировался. Переезд не был чем-то болезненным и эпохальным. В первый же вечер мы забросили чемоданы в наше первое временное жилище и поехали ужинать к нашим друзьям. А в Москве у нас остались родственники, друзья и  наша любимая квартира,  куда мы с большим удовольствием приезжаем.
С пианисткой Еленой Кушнеровой. Встреча с читателями. Книжный бутик "Saint Petersburg", Нью-Йорк, 2016 г.

- У любой женщины бывают в жизни такие тяжёлые моменты, когда просто не знаешь, как дальше жить. Можно ли найти какую-то для себя подсказку или рецепт или формулу как быстрее вернуться в жизнь, как принять тот факт, что жизнь изменилась,  или эти процессы неуправляемы и разум и сила воли здесь не помогут? Неужели только время может излечить? Как находить новые смыслы жизни?

Вера, у меня такое чувство, что вы уже прочитали мой новый роман. Он будет называться «Жить легко». Там есть эта тема.
Трудный вопрос. Попробую ответить так: быстрее вернуться в жизнь не получится. Нет таких стимуляторов, которые позволили бы человеку  в ускоренном темпе прожить свое горе  и быстрее вернуться в нормальную жизнь. И напрасны в этом случае надежды, что работа или какие-то заботы спасут. Они не спасут, они отвлекут на время, но то, что есть в душе, никуда за это время  не денется.
И еще: время не лечит. Это человек в конце концов приспосабливается к обстоятельствам своей жизни. Но это я уже начинаю цитировать своих героев, поэтому, наверное, на этом остановлюсь.
По поводу смыслов жизни у меня особенных иллюзий нет. Мы все вольны выбирать себе свои собственные смыслы и ими наполнять свою жизнь.

- Что бы вы сказали себе 30-летней сейчас, имея уже этот опыт? Каково там, после 40 лет?
Первое, что я бы сказала: «Девочки, не бойтесь! Не бойтесь 40+  и  50+ тоже бояться не надо». Кто это уже пережил, тот меня поймет.
И второе: глядя на себя, 30-летнюю, я бы себе сказала:
«Научись себя любить». С ударением на слове «любить».


ЧИТАЙТЕ РАССКАЗ из книги ТАТЬЯНЫ ШЕРЕМЕТЕВОЙ "Посвящается дурам. Семнадцать рассказов"

ЗДЕСЬ: