четверг, 8 декабря 2016 г.

Александра Рашель. История моей жизни.






     В обществе бытует мнение, что красивой женщине всё даётся легко, что все - а особенно мужчины - ей помогают, двери сами раскрываются перед ней. Когда в зрелом возрасте она успешна и известна, то и вовсе нет сомнений, что это везение или помощь богатого покровителя. Действительно ли это так? Какими качествами надо обладать, чтобы достичь всеобщего уважения и финансовой независимости? Как влюбившись не потерять голову? Кого выбирать молодого мужа или ровесника? Как успешно выйти замуж после 40 лет и где познакомиться?

Сегодня на мои вопросы отвечает Александра Рашель - известная бизнес леди, совладелица клиники пластической хирургии, хозяйка брачного агентства и отеля и просто красивая женщина.

СМОТРИТЕ, ЧИТАЙТЕ И ВДОХНОВЛЯЙТЕСЬ!




Здравствуйте. Я Вера Сухинина, и это программа «Зрелость в моде». Программа о том, что никогда не поздно начинать, что быть ухоженной, красивой и сексуальной можно в любом возрасте.

 Сегодня у нас в гостях, бизнес-леди, совладелица клиники пластической хирургии и просто красивая женщина, Александра Рашель. 





В.С.: Здравствуйте, Александра.
А.Р.: Здравствуйте. 
В.С.: Я рада видеть вас в нашем проекте. Для меня это большая честь. Все знают, кто вы, потому что вы уже много лет на телевидении. Список ваших достижений можно продолжать бесконечно. Знаете, главный вопрос, который волнует наших зрителей, какими нужно обладать качествами, чтобы достичь всего, что имеете вы? В обществе бытует мнение, что красивой женщине все - а особенно мужчины - помогают, все двери сами раскрываются перед ней. В вашей жизни было так? Кто помогал вам?

А.Р.: Начнем с того, что я не считаю себя красивой, а в юности я и вовсе ужасно себе не нравилась. Я была некрасивым еврейским ребенком. Это правда. Поэтому мне ничего не оставалось, кроме как понять, что надо зарабатывать деньги самой.
 Я москвичка в 105 поколении, родившаяся в советское время, когда в общем-то денег было взять неоткуда. Моя семья была не богатой, но очень интеллигентной: мама адвокат, папа - профессор. А вот дедушка и бабушка жили в большом достатке: мой дед был большим начальником, строил БАМ. Довольно долго мы все жили вместе, в своем доме, с прислугой, с фонтаном, садиком. В Сокольниках тогда стояла целая улица деревянных домов. Потом от бабушки ушел муж, и нам пришлось съехать с этого прекрасного места. Из семи-комнатного дома мы попали в маленькую квартирку в Измайлово. Для моей мамы это событие стало ни чем иным, как жуткой катастрофой. Вместо 20-метровой столовой, в центре которой стоит красивый старинный стол, освещенный лампой под абажуром, она попала в 6-метровую кухоньку с уродливым пластиковым буфетиком… Мама переживала, но рук не опустила. Она была женщиной деловой и активной. Тогда ничего нельзя было продать с рук.



В.С. Совершенно невозможно.
А.Р.: И чтобы получить деньги, она взялась усердно разменивать эту квартиру в Измайлово - каждый раз с доплатой, на что ушло целых пять лет. Тем не менее, вот итог: мы приехали в 60-метровую квартиру в сталинском доме-башне, весьма элитном. В одной комнате жили родители, а в другой - я с братом, который был на 12 лет меня старше. Представляете, что такое 15-летней девочке жить с совершенно взрослым парнем. И вот тогда я поняла, что я не хочу так жить. Глядя на себя в зеркало и видя, что я далеко не красавица, я понимала, что кроме себя, рассчитывать ни на кого не могу.
И первое, с чего я начала, - экономила деньги, которые мама давала мне на завтраки. Суммы были приличными, потому что и мама была не бедной женщиной, а я - очень худой, можно сказать дистрофичной. Представьте: высокая, 46 килограммов веса, огромный нос, жидкие кудряшки и очки на носу, ибо близорукость.
Когда на завтраках у меня скопилась некая приличная сумма, в Москве появились в продаже комплекты мужских кальсон производства Индии. Посоветовавшись с подругой, мы из этих кальсон стали шить шапочки с помпончиками - а это был писк моды.
В.С.: Вам было лет 15-16?
А.Р. Мне уже было 17. В школе со мной учился один поляк. Закрутив с ним непродолжительный роман, я попросила его привозить лейблы, то есть фирменные этикетки из Польши. Несмотря на мою внешность, мальчик немного в меня влюбился и согласился.
Для продажи тогда было только одно место - общественные туалеты. Одна «точка» на Кузнецком мосту была самым мощным сборищем спекулянтов. Милиция со всей округи была подкуплена и не вмешивалась. Пахло там отнюдь не розами, но мы стояли в этом вонючем месте и торговали. Вся Москва знала, что, приехав в этот туалет, ты купишь все, что хочешь, начиная с югославской помады и туфелек на шпильке…



В.С.: Это 80-е годы, не так ли?
А.Р. Да. Через какое-то время я сама уже не стояла там, а поставила двух девушек, дав им процент с продаж. И наш трикотаж раскупали, как горячие пирожки. Бизнес расширялся, и условия улучшались: у меня вскоре появилось еще несколько «точек», где можно было расставить столик и разложить на нем комплект из одинаковых (шик!) шарфика и шапочки, где на самом видном месте торчит лейбл. Деньги были настолько приличными, что я смогла в 21 год купить себе за 3000 долларов однокомнатный кооператив в Марьино.
 Самое интересное, что я не могла понять, почему я нравлюсь мальчикам. Наверное, их привлекало то, как я общаюсь, то, что я не слишком глупа на фоне остальных. Я очень любила читать и хорошо, связно говорила. Поэтому дорогу в жизни я себе выбрала совершенно определенную - поступить на юридический факультет и стать адвокатом, как моя мама.
 Однажды в меня влюбился один прелестный мальчик - самый красивый из школы рабочей молодежи. Мне льстила его красота, и я тоже влюбилась в него. Я была просто потрясена, когда он, подарив мне ромашку с клумбы, сказал: «Будь моей женой». Моя интеллигентная мама, узнав о том, что русский юноша сделал мне предложение (а у нас было не принято выходить замуж за русских, что не помешало мне сделать это в жизни пять или шесть раз), сказала, что она ляжет на пороге и не пустит меня к этому Валере. Но мы, молодые, все идиоты, и никогда не слушаемся родителей. 
В.С. Куда нельзя, туда нам как раз и надо.
А.Р. Она могла бы сказать, мол, иди, обожжешься, испытаешь, потом вернешься, но только не рожай. Но на ее отповедь я отреагировала так: с гордо поднятой головой  пошла с Валерой в Басманный ЗАГС. Как же?! Ведь такой красавец, и я - сущий заморыш. 


В.С. Мама оказалась права? 
А.Р. Не совсем так. Мальчик через 2,5 года умер от лейкемии, болезни, о которой мы тогда ничего не знали. Я, конечно, вернулась домой в ужасно подавленном состоянии. Но в эти 2,5 года я была счастлива. Я прожила в вонючей коммуналке, но у меня была любовь. В этой истории примечательно то, что я не прекратила зарабатывать деньги, всегда что-нибудь придумывая.
  Через два года после кончины моего первого мужа, я немного ожила и встретила другого человека, будущего отца моей единственной дочери. Это был парень из более-менее приличной семьи, аспирант. Я в то время уже училась на юридическом. А он был из семьи антисемитов, которые яро ненавидели евреев. Свою внучку свёкр увидел, когда девочке исполнилось примерно год и два месяца. 

В.С.  Вы жили отдельно от родителей мужа?
А.Р. Жили у меня. Примечательно, что это был человек, который никогда не работал… Понимая, что у моих родителей жить невозможно, а квартира в Марьино тесновата, я напрягла мозги, продала родительскую и купила в Марьино еще одну - этажом выше, более просторную. Втроем нам было вполне комфортно, да и мама с папой жили рядом и приглядывали за ребенком.

 Я продолжала учиться и работать. Помню, я продавала бутерброды с севрюгой в кинотеатре «Октябрь». Но я делала это не как все, а на красивой бумаге, вместо хлеба у меня были тосты (о тостерах в СССР слыхом не слыхивали, я привезла его из Польши). Так вот на тосте лежала севрюжка, сверху - огурчик, на нем салатик и зелень. 10% от продаж я давала директору кинотеатра за разрешение продавать сверх бутербродов еще и пирожки, которые мне пекли специально нанятые люди. Я вставала в 6 утра и ехала в этот кинотеатр. Сначала торговала сама, а потом наняла двух помощниц. Муж не работал, а бесконечно писал диссертацию. Мы прожили вместе 15 лет, а он все писал и писал. Потом он начал пить. Выпивал понемногу всегда, однако когда я купила на Измайловском рынке контейнер водки «Кремлевская» и отдала мужу, чтобы он продавал, ведь она хорошо шла, он сначала торговал, а потом начал сам прикладываться. В итоге все это переросло в совершеннейшее пьянство…
 В 24 года я поняла, что эта квартира мне уже тоже мала, что надо заработать на другую. 


В.С. Может быть, все же появлялись мужчины, которые поддерживали?
А.Р. У меня никогда не было мужчин с деньгами. Никто и никогда меня не поддерживал. Все, что я имею, а имею я достаточно для обеспеченной жизни, заработала я сама. Например, однажды в 1996 году я лежала дома и думала, что такого открыть, чего еще нет. И придумала: стриптиз. Я сняла большой зал в доме культуры, и обучала там танцовщиц, ведь сама я в молодости окончила хореографическую школу и хорошо танцевала. Мой ресторан «Танис» стал первым в Москве, где танцуют стриптиз. Но без проституции. Среди моих девочек были и замужние, и с детьми. И они только танцевали. Имея твердый характер, я поставила дело так, что все попытки свести дело к интиму, пресекались. К 2000 году у меня было три ресторана. 

В.С. Три ресторана - это большая бизнес-структура. Все складывалось само собой, или вы тщательно взвешивали все свои шаги? Как можно было все продумать пошагово? Или это просто везение?
А.Р. Я не то что продумывала, я просто выбирала такой бизнес, которого еще не было. Не было комплектов шапочка+шарфик, красивых вещей, бутербродов на поджаристых тостах, танцовщиц топлес, не было консумации. Тут дело не только в чутье, а еще и в том, что я читала о том, что происходит в Европе...
 Много всякого я пережила со своими ресторанами. Доходы были грандиозными, а мы не знали, что их нужно инвестировать, например, в квартиры. Ведь пошла вторая волна эмиграции, и евреи, которые уезжали, не могли продать квартиры, они их просто оставляли, лишь бы уехать. А я покупала себе шубы в огромных количествах, машины, украшения, красивую жизнь. И мы не понимали, что жизнь изменится, никто не знал...

В.С. Кто же в 90-е знал, что такое бизнес и как его вести? Все было на ощупь.
А.Р. У кого было больше денег, чем у меня, покупали заводы, пароходы, фабрики. Я же была одна, без советчиков, однако при этом некое количество квартир все же купила. Без поддержки в том бизнесе, который я вела, который достался мне потом, кровью, седой головой, подорванным здоровьем, быть одной сложно. Ведь наезды были серьезные, меня калечили, грабили, пробивали голову.

В.С. Конкуренты?
А.Р. Это были бандиты, которые приходили и говорили: «50/50. Ты нам отдаешь половину». На вопрос, почему же так много, ребята, отвечали: «Не хочешь, заберем всё». А ведь я сплю по 3-4 часа в сутки, предлагаю им делиться, как положено, 10-15%. На все один ответ - нет. Бывало и такое, что гости ресторана, заказав еды на 1000-2000 долларов, просто уходили и увозили моих девочек. В общем, я была вынуждена войти в бандитскую Солнцевскую группировку и стать практически такой же, как они. 

В.С. Вам нужна была защита.
А.Р. Именно. Ведь однажды меня вывезли в Измайловский парк и решили живьем закопать. Не знаю, что меня спасло. Может, спортивная форма, ведь я тогда занималась серьезным видом спорта.
 Мне пробивали голову, и из-за трепанации черепа волосы на голове три года не росли, и я носила парики. Схватив ребенка в подъезде, отобрав у нее ключи, они - пять вооруженных бандитов - вынесли из квартиры все. Они взломали всё, срывали паркет. Вынесли даже всю одежду - на следующий день дочери было не в чем идти в школу.
  В другой раз с меня пытались сдернуть толстенную золотую цепь, а я не давала. Надо было отдать… А так мне искалечили шею. Выворачивали пальцы, чтобы снять бриллианты, рвали мочки, срывая серьги. Уши годами не заживали. Понимаете, мне никто ничего не давал. Видимо, дело во внутреннем стержне.

В.С. Вы были женщиной, которую не напугаешь.
А.Р. На тот момент меня было трудно напугать. Я умела бороться, защищаться, сопротивляться, стрелять, я ходила с охраной. Периодически я выходила замуж, потому что влюблялась. 


В.С. Сносило крышу…
А.Р. Нет, мне никогда не сносило крышу. Я влюблялась, потому что я женщина, которой просто хочется ласки, хочется полежать на сильных руках.

В.С. Но мужа ведь нужно кормить, одевать и прочее.
А.Р. Я очень люблю одевать и кормить, готовлю прекрасно - это мое хобби. Знаете, у меня была проблема психологического плана, которая только недавно разрешилась. Я всегда любила молодых мужчин: мужья были младше меня на 15-20 лет. И только пять лет назад это прошло. Мужчин, которые мне сейчас нравятся, я называю «ретро». Впрочем, я и сама уже давно «ретро» и понимаю, что нужно заканчивать свою жизнь тихо, спокойно, у камина, с хорошим вином в руке и прислонившись к не очень молодому плечу. Такую тихую, спокойную жизнь, мне кажется, я заслужила. 

В.С. Столько браков, расставаний... А если сейчас снова встретится интересный молодой мужчина, то каким он должен быть? Должен ли он быть богат, смел, равен вам по социальному и финансовому статусу?
А.Р. Никаких больше молодых мужчин.


 Я хочу, чтобы женщины, которые берут молодых мужей, понимали, что можно брать молодого любовника (я бы даже сказала «нужно»), но выходя замуж с разницей более 10 лет, ты обрекаешь себя на жизнь в постоянном напряжении, когда ты много всего должна: сидеть на диете, не полнеть, бороться с целлюлитом. И я хочу заявить с полной ответственностью, что молодые мужья уходят. 
В.С. Неизбежно?
А.Р. Неизбежно. Если вы в серьезном возрасте и не можете родить, а парню 38-39 лет, и у него нет детей, будьте готовы к тому, что он уйдет. А уйдет он всенепременно. Я могу подписаться под каждым своим словом. Что вас ждет? Психопатия в тяжелейшей форме, слезы, истерики, куча таблеток. Если вы его любили и прожили с ним более пяти лет, вы не оклемаетесь быстро. Советую не рисковать. 

В.С. Но тем не менее…
А.Р. Да, тем не менее… Я всю свою жизнь наступала на одни и те же грабли. Только вступив в тот возраст, в котором я сейчас, я это закончила. Я это закончила. Точка. Больше я такого не допущу.

Теперь о вашем вопросе о неравных браках. Тему мы затронули, но не раскрыли. Так вот, когда ко мне приходит с виду обеспеченная женщина, которая считает себя богатой, и начинает рассказывать, что ей нужен муж вот с таким-то и таким-то уровнем дохода, мне хочется просто указать ей на дверь, предварительно подведя ее к зеркалу, чтобы она посмотрела на себя, поняла, в каком она возрасте. Девочки, так рассуждать неправильно и глупо! Мой совет: если вы уже в серьезном возрасте и не обладаете такими внешними данными, как стройные ноги или круглая попка, то зачем в серьезном возрасте вы нужны нормальному парню, пусть даже не богатому (в нашей стране много не платят). Если перед вами не альфонс, он работает, приносит зарплату, платит за квартиру, то не сидите разжиревшей задницей на куче своих денег, тратьте их, делитесь, покупайте подарки. Я, например, больше люблю дарить, чем получать. Такая у меня натура. 

В.С. А как же совместные дела, например, поездки?
А.Р. С поездками беда! Я всегда врала о цене. Говорила: «Горящая путевка. Надо срочно брать! Лететь через три дня». А путевка стоила как маленький автомобиль. 

В.С. То есть, вы все равно тратите деньги сами?
А.Р. Да, именно.
В.С. Но делаете это так, чтобы не ранить его?
А.Р. А кто из них ранится? И в каком месте? Он что глупый, приезжая в отель типа «Бурдж-эль-Араб» в ОАЭ, не понимать, сколько это стоит. 

В.С. А как же можно уважать такого мужчину?
А.Р. Мне плевать, Вера, уважать его или нет. Я это делаю для себя, мне с ним хорошо, не стыдно выйти, он за мной ухаживает, мне с ним тепло. Свои деньги в могилу не унесешь, а сейчас я получаю очень хороший отдых. 

В.С. Можно ли сказать, что сейчас вы живете сегодняшним днем и максимально наслаждаетесь тем, что получаете?
А.Р. Не-е-ет, я не живу сегодняшним днем. Я очень продвинутая и ушлая. Трачу только то, что могу потратить. Понимая цену этой путевки, я откладываю деньги чуть ли не за год вперед, чтобы они точно были, точно сохранились.

Ну, сколько у меня осталось этой относительной молодости, чтобы гордо выйти на пляж с хорошим парнем? Куплю я еще одну шубу, еще одну цацку… А смысл? Поэтому и говорю: девочки, не сидите на своих деньгах!

Повторюсь, что когда слышу от женщин слова о том, что им нужен мужчина только высокого уровня, чтобы зарабатывал не меньше, чем вот столько-то и столько-то, мне хочется ответить: «Милая, посмотри в зеркало». 

В.С. Нас же учат, что мужчина должен быть одного круга, одного социального уровня. 
А.Р. Это справедливо для очень богатых людей. Алсу, например. Олигархи отдают своих детей за людей того же уровня - это правда. Просто там в семью никогда не допустят чужого, инородного, не подходящего человека, потому что речь идет об огромных деньгах, о слиянии бизнесов. Мы же говорим с вами сейчас о других людях. Например, она зарабатывает 300-500 тысяч в месяц, а понтов на 500 миллионов. Она пять лет назад на Рублевке купила клочок земли за 1000 долларов и 15 лет дом строила - и вот возомнила себя крутой…
Еще я не приемлю, когда мне говорят, живи сегодняшним днем, ведь неизвестно, сколько еще времени ты проживешь с этим хорошим парнем, лови кайф. А этот кайф выливается в психиатрическую клинику, похудение на 25 кг, расшатанные нервы, слезы, алкоголизм и наркотики. Одна моя подруга сошла с ума. Из цветущей женщины превратилась в дистрофика 43 кило весом, полгода лежала в психиатрической клинике, не узнавая меня, когда я к ней приходила. Никогда не допущу, чтобы у кого бы то ни было такое повторилось. Буду бороться до последнего. 
В.С. Кошмар какой.

А.Р. В своем нынешнем возрасте я поняла, что нельзя выходить замуж за очень молодых, а надо искать ровесника. Прекрасно, что сейчас (а это произошло совсем недавно) появились женщины элегантного возраста, выглядящие просто идеально. Мой приятель, очень богатый человек, на мою реплику о том, сколько же он может жениться на молоденьких, каждая из которых от него рожает и уходит, ответил очень правильную вещь: «У меня столько денег, что мне их девать некуда. Мне хватает на всех шестерых детей, на все отступные женам. Эти деньги в могилу не унесешь. А мне нравится молодое тело, и плевать, что очередная жена живет не со мной, а с моими деньгами». 
В.С. Ни о какой любви, как я понимаю, речи не идет?
А.Р, Какая любовь?! Она выходит в другую комнату и называет мужа старпером. 
В.С. А у вас все было по любви?
А.Р. Только по любви. Все мои многочисленные мужья - по любви. 



В.С. Как появилась клиника пластической хирургии?
А.Р. Однажды, еще в Союзе, я купила себе потрясающий автомобиль «Москвич 41» красного цвета. Люди подходили и спрашивали, а не иномарка ли это - в Москве таких тогда не было практически. Я задирала нос и отвечала, что это «наша иномарка». И этот нос-клювик, отражавшийся в автомобильном стекле, меня просто убивал. А тогда на Калининском проспекте открылся первый институт красоты. Врачи были неопытными, операции делали под местной анестезией, когда ты практически все чувствуешь. Но я туда пошла и за 40 рублей исправила себе нос. Надо сказать, что из всех пластических операций, что я делала в те времена, половина были неудачными, потому что у врачей не было опыта.
Кстати, всех, кто меня уродовал, сейчас нет в живых. Я имею в виду и врачей, и просто людей, которые меня обижали. Вот такая у меня аура. Меня нельзя обижать.

Однако вернемся к той первой операции: хирург, превратив мой нос в некое месиво, отправил меня ехать домой в тот же час на метро. Стационаров не было. Мало того, что во время самой операции я терпела дикую боль, лежала, сцепив руки и ноги, так еще выдержала тряску на метро. Полтора месяца я носила бандаж, а когда сняла, то увидела результат: меня словно били носом об асфальт.
 Однако в моем характере есть одна интересная черта: я всегда всё четко понимаю. В истории с этой неудачной операцией я совершенно определенно решила, что нос нужно снова переделать, но уже в Европе. 
Мои знакомые, зная, что я делала пластические операции разной степени качества, что я переделывала неудачные, обращались за советом, к какому врачу лучше поехать. Ведь никто не хочет ошибиться. Кому нужны эти разбитые носы, кривые лица, плохо сделанная липосакция? И я подумала, а почему бы мне не создать посредническую фирму, которая за определенное вознаграждение будет сводить клиентов и врачей. Я открыла ее весьма быстро (тогда это было сделать проще, чем сейчас, конкуренции не было) и в красивом офисе (на дизайн денег не пожалела). Некоторое вознаграждение мне давали врачи, немного - клиенты. Бизнес процветал, очень мне нравился и просуществовал достаточно долго: 7-8 лет. Настал момент, когда я поняла, что надо продать еще одну квартиру и открыть клинику. Она тоже замечательная, процветающая. Слава Богу, в ней никого не изуродовали. Я с большой любовью отношусь к врачам, которых я, кстати, тщательно подбирала, чтобы быть уверенной, что у меня работают профессионалы, чтобы спать спокойно.
В.С. А как вы их отбираете? Резюме, портфолио...
А.Р. Когда ко мне приходили клиенты, с уже сделанными операциями, я видела, что нос-то красивый, что губы "подкачаны" в меру. 
В.С. У врача должно быть чувство художественного вкуса, в конце концов.
А.Р. Да. Красивую грудь тоже видно. У таких клиентов я спрашивала, а кто вам делал пластику? Потом внедрялась в клинику, где работал этот врач, и начинала с ним дружить. Я до сих пор дружу с ними, по 20 лет с некоторыми. Кого-то из них переманила в свою клинику. Они "сидят" на таких больших процентах, что живут раз в пять лучше меня, если не в десять. Во всяком случае, на Maserati я не езжу, как некоторые мои врачи.



В.С. Сколько лет вашей клинике?
А.Р. Скоро 10. И вот владея этой клиникой, в один прекрасный день я подумала, а не открыть ли брачное агентство. Палаты тогда были заполнены, мест не было. И я некоторых пациентов поселила в апартаментах, принадлежащих мне - этаж в старинном особняке. Навещая их как-то, я заметила, с какой радостью они собираются на большой кухне этих апартаментов, играют в карты, домино, нарды. И тут-то в голове и зажглась «лампочка» - делаю брачное агентство! Сначала оно было хобби, а сейчас - серьезный бизнес, процветающий, как и клиника. Радует, что люди знакомятся и женятся, и возраст тому не помеха, а ведь еще недавно люди в серьезном возрасте просили девочек и мальчиков на 15-25 лет моложе их.
В.С. Мне кажется, это тенденция.
А.Р. Она уходит!
В.С. Правда?
А.Р. Да! Она уходит. Потому что женщины за 40-50 лет стали за собой следить. Занимаются фитнесом, делают пластику, массажи, грамотный макияж, кремы, маски, соблюдают диету. И они умные.
В.С. И рожать они после 40 еще могут. 
А.Р. У них есть мозги. Они умеют готовить, слушать, ухаживать за своим мужчиной, умеют не лезть, когда не надо. Они умеют молчать. 
В.С. Это действительно тенденция? Вы просто вдохновляете и меня, и многих наших слушательниц.
А.Р. Сейчас каждая женщина - 50 ей лет или за 60 - может выйти замуж. Даже в 70 - как раз плюнуть. Разница в 10 лет в любую сторону (младше ты его, старше) ничего теперь не меняет. Ни-че-го. Главное, чтобы она следила за собой и не налегала на еду; есть нужно достаточно.
 Что взять с молоденькой девочки, которая всё твердит: «Дай, дай, дай, купи». Мужчину не нужно хватать за глотку. Если у него есть деньги, он сам все купит, все сделает и будет ухаживать. Даже мужчины со средней зарплатой окутывают женщину большой любовью и вниманием - по себе знаю. Я не прошу ничего сверхъестественного, а только заплатить за квартиру, бензин и купить продукты. Ведь я понимаю, сколько лет мне, и сколько - ему (я сейчас говорю про своих молодых мужей). А когда мне начинают капать на мозги, что этому человеку нужны мои деньги, моя шикарная квартира, не верю и все.
В.С. Вот нет и все?
А.Р. Нет.
В.С. Как это распознать? Ведь столько известно случаев мошенничества…
А.Р. Не надо брать совсем нищих, которые ничего не умеют и не имеют. Пусть парень зарабатывать 50-80 тысяч, но пусть положит их тебе на стол. 
В.С. Получается, что и от него участие нужно.
А.Р. Конечно! Например, мой последний муж прекрасный. Мальчик из обычной многодетной семьи. После операции на ногах он полтора месяца носил меня на руках. Вопрос - по большому счету оно ему было нужно? Ведь у меня жуткий характер, я не ласковая женщина, меня выдержать тяжело. 
В.С. Видимо, все-таки не такой уж жуткий, потому что мужчины с вами живут подолгу. 
А.Р. Это правда. Я не изменяю, не размениваюсь, и мужа никому не отдам, и сама никуда не уйду. Из мужей у меня было два уникальных мерзавца, которых я наказала. Я не из тех людей, которые верят, что Бог простит. Не простит. Я считаю, что обижать женщину нельзя. Если обидел - получи сполна. 

А.Р. Даже если ты выходишь замуж за состоятельного, нужно учиться. Никогда не останавливайся - читай книги, учи английский язык. Песню о том, что родился ребенок, и нет времени, выключи. В то время, когда ребенок спит, учись. И еще: всегда нужно иметь какие-то накопления. Многие выходят замуж за достаточно состоятельных людей и предпочитают купить шубу Fendi за кучу долларов в Москве, чем поехать в Грецию и купить такую же в два раза дешевле, а разницу положить себе на книжечку. У тебя всегда должна быть заначка. Любви до гроба не бывает. И в один прекрасный момент, не приведи Господи, конечно, но она может закончиться. Разводов в нашей стране больше, чем свадеб. И ты всегда должна подготовить путь для отступления. Если нет своей квартиры, то нужны деньги на съемную. Зарабатывай, в конце концов. Если не интеллектуальным трудом, то возьми "точку" на складе и торгуй… Мои слова основаны на горьком опыте, ведь я разорялась три раза.

В.С. Три раза?! 
А.Р. Один раз я уже описывала: бандиты вынесли все из квартиры - больше 100 тыс. долларов (по тем временам много), бриллианты (я ж еврейская женщина и бриллианты любила), 16 шуб, обе иномарки... Не оставили ничего. Другой случай: один из моих мужей посадил меня в тюрьму и сделал так, что мою фирму арестовали. Он работал на Березовского, был серьезный дяденька. Третий раз я теряла деньги в дефолт, и ничего не оставалось. Честно скажу, что я пила, начала курить.
В.С. Это в состоянии отчаяния. 
А.Р. Сидя в тюрьме, я начала курить «Космос». 
В.С. А что это за история? Сидели в тюрьме… А как долго?
А.Р. Достаточно для интеллигентной еврейской девочки. Неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы я была такая, как все. Мне иногда говорят, что мне в жизни везло. А я не согласна - мне в жизни не везло. Я была обычной еврейской девочкой, некрасивой и пережившей жуткий антисемитизм. Мне было хуже и тяжелее, чем всем остальным. Повезло знаете кому? Детям богатых родителей, выросших в 2000-х годах. Они живут на капиталы своих родителей, учились в Европах и Лондонах, продолжают семейное дело. В мое время такого не было. Если бы не характер, то неизвестно, к чему бы привели все мои беды. Сейчас я рада, что живу спокойно и что смогла обеспечить свою дочь. Когда меня не станет, у нее все будет хорошо. Для меня это очень важно.

В.С. Нынешние времена многие сравнивают с 90-ми по спектру возможностей. Можно ли было бы сегодня повторить тот же успех, который был возможен тогда? И что для этого нужно? Каким должен быть стартовый капитал?
А.Р. Повторить успех невозможно, потому что практически все ниши заняты. Если только придумать что-то свое… Но что? Это как в постели - что ты такого делаешь, о чем мы не знаем. Если что-то и открывать сейчас, то нужно упорно трудиться, добиваться, включать мозги и думать, а как сделать лучше, вкуснее, оригинальнее. 



В.С. Я слышала о вашем деловом клубе и благодарна вам за приглашение.
А.Р. Мы открыли его вместе с дочерью. Мое имя без ложной скромности уже достаточно известно, и оно может объединить людей. У меня есть один прекрасный маленький ресторанчик, куда приходят интересные люди общаются и решают деловые вопросы. Сейчас люди стали реже встречаться для того, чтобы просто поговорить, узнать что-то новое, послушать других, пожаловаться на жизнь, посплетничать, в конце концов. И вкусно покушать. А еще завести новые контакты. Дочь как-то незаметно и аккуратно внедрила в клуб и брачное агентств. Одно другому не мешает: есть несколько пар, которые чудесно познакомились. Я бы и сама еще раз вышла замуж, но, несмотря на то, что у нас есть брачное агентство, мужчину найти не так просто. Однако я думаю, что он как-нибудь забредет ко мне на огонек. 


В.С. Не сомневаюсь.
А.Р. И, наверное, это будет последний мой мужчина, с которым я буду счастливо проводить время. Вера, у вас просто прекрасный офис – он в том стиле, который я очень люблю. Приглашаю вас в наше брачное агентство, и вы посмотрите, как все сделано у нас. Думаю, вам тоже понравится. 
В.С. Спасибо за приглашение и за то, что были в нашей программе. Всего доброго.
А.Р. И вам всего наилучшего. 



В.С. Удивительная история, не правда ли? Когда знаешь, что такое бывает, то свои проблемы кажутся не такими сложными. Но если вы еще не нашли для себя ответов и подсказок, смотрите новые реальные женские истории в программе «Зрелость в моде».

Не забывайте, что возможно лишь то, что считаешь возможным.

До встречи. 



Видео и Фото - Константин Кочетков
Музыка - Сергей Таюшев

СМОТРИТЕ ДРУГИЕ ИНТЕРВЬЮ  ЗДЕСЬ:



ДО ВСТРЕЧИ!